Волки уходят в небеса. Горят холодные глаза. Приказа верить в чудеса Не поступало...(с)
Ты прекрасен, мой лис, моя боль, мое сумасшествие...
Одно удовольствие...наблюдать за ним, когда зимним вечером растянется на футоне, лениво поглаживает белую шерстку устроившейся рядом Шинсо. Когда рука его неторопливо выбирает в плошке орешек покрупнее, и словно невесомо удерживая его двумя тонкими пальцами, неспешно и как-то лениво отправляет в рот.
Легко усмехнуться, молча и неотрывно смотреть на него, и на бумаге выводить иероглиф "Kitsune". Мой белый лис, холод, не переносящий зиму, желающий тепла и так редко умеющий согреть сам.
- "Тааайчо!" - произносит лениво он, тянет гласные, словно вьюга поет свою последнюю песню. Кривит губы в привычной усмешке и щуря глаза, словно от яркого солнца.
Встать? Подойти? Запустить пальцы в серебро волос, и в ответ получить недовольное фырчание и хитрую лисью ухмылку? Да. Именно то, что нужно, этой холодной весенней ночью, когда зима все еще не отступает.
Покинуть его, и сесть снова за стол, когда он засыпает и привычное выражение лица сменяется холодным спокойствием. Взгляд на него сквозь стекла очков, и рука неспешно выводит иероглиф "Спокойствие".